AAAAA A A А x

Алексей Фоминых. На телевидение из окопа

К 5-летию Росгвардии и 210-летию войск правопорядка Управление Росгвардии по Кировской области провело информационную акцию «Я служил в войсках правопорядка», в рамках которой известные люди нашего города рассказали про годы службы по призыву во внутренних войсках МВД России, вспомнили  интересные случаи, поделились своим отношением к военной службе.

Открывает серию материалов рассказ режиссёра ГТРК «Вятка», автора программ по истории и краеведению, неоднократного победителя фестивалей военно-патриотических фильмов и телепрограмм Алексея Александровича Фоминых.

- Я был призван Нововятским военкоматом 4 июля 1994 года, и, к своему удивлению, попал служить не в другой регион, а в город Киров. В воинскую часть 7487 внутренних войск МВД России. Нас сразу стали готовить к несению боевой службы. Были частые полевые выходы, стрельбы и марш-броски. Много занимались строевой, тянули носок — отрабатывали чёткий шаг в строю. Было тяжело. Но я до армии занимался, борьбой и рукопашным боем, с отцом по вечерам бегали кросс 5-6 километров, поэтому физически мне было не очень сложно. Да и опыт болезненных упражнений в рукопашном бое, умение контролировать «дыхалку» и беречь силы помогали. Во время одного из марш-бросков из Кирова на полигон (а это около 15 километров в полной боевой…) нам встретился кортеж Патриарха Алексия II, он ехал в Кирово-Чепецк на встречу с верующими. Помню, когда Патриарх заметил на обочине объездной дороги батальон, он из окна благословил нас! Было это в 1995 году...

Для меня служба во внутренних войсках - это важнейший жизненный этап. Я считаю мне повезло! У нас не было дедовщины. Мы несли службу с боевым оружием. Тогда на нашем батальоне было немало реальных служебных задач. Главное — это конвоирование заключенных из СИЗО на вокзал и сдача железнодорожному караулу. Служебные поездки в «столыпинских» вагонах до Лесного и Лабытнанги. Контингент самый разный вплоть до авторитетов преступного мира. Всегда надо было быть начеку. Старослужащие не даром называли в своей речи и писали в дембельских альбомах, что солдаты ВВ — это чекисты. Тогда меня это удивляло. Но, изучая историю, я понял, что внутренние войска многое взяли от первых чекистов, войск ОГПУ и НКВД. А устная традиция сохранила это в войсках.

Еще мы, до появления судебных приставов, несли службу по обеспечению безопасности судебных процессов. Стояли на посту у скамьи подсудимых. От нас требовались безупречный внешний вид, бдительность и выдержка. В душном помещении стояли по часу, а иногда и больше. Оружие нам выдавали — ПМ. Мы этим очень гордились — вчерашние мальчишки с улиц — мы несли настоящую, опасную службу. Так же мы обеспечивали порядок на массовых мероприятиях — разделяли ряды болельщиков разных хоккейных команд, что бы не допустить столкновений.

Особо трудно было нести караул по охране складов части зимой: в морозы мы должны были стоять на вышках и наблюдать. Вооружение: АК-74, два снаряженных магазина и два тулупа — один на тебе, другой гигантский-ямщицкий, накидывался поверх всего. Труднее всего бороться со сном…

В апреле 1995 года в составе батальона оперативного назначения я оказался в командировке в Чеченской Республике. Мы передвигались по лесному массиву колонной на новые позиции. Я был старшим стрелком-гранатометчиком, помимо автомата у меня был еще РПГ-7. Мы сидели в кузове ЗИЛа, я ближе к середине скамьи, до борта еще 3 человека. Вдруг, сильный удар, треск, из щелей кузова стал виден свет, пыль в узких лучах клубилась как пламя. Первая мысль — ну вот как умирают на войне. Потом понял — живой. Не задело. Но все кто сидел рядом, оказались выброшенными за борт силой удара. И это в 16 килограммовых «кирасах»!

По команде командира отделения мы рассредоточились между деревьев и заняли оборону. Мой помощник подтащил осколочный заряд. Но выстрелов и дальнейшего нападения не последовало. Оказалось, что первая машина в «ленточке» была обстреляна из леса и резко затормозила. У водителей еще не было боевого опыта и поэтому в голове колонны машины поврезались друг в друга. Это и выбросило моих друзей из кузова. Несколько машин не подлежали восстановлению. Те, кто сидел рядом получили тяжелые травмы и были отправлены в госпиталь.

Мы продолжили путь и заняли позиции напротив Самашкинского лесного массива. И стояли там заставами, блок-постами и КПП. Нашей задачей было лишить противника возможности свободного перемещения и ведения боевых действий против федеральных войск. Каждый вечер из леса нашу заставу обстреливали, мы естественно отвечали, были раненые снайперами. Но первый обстрел — самый запоминающийся…. Служба в горячей точке сплотила нас. Кто то ушел на гражданку, многие продолжили службу.

С ребятами мы по сей день переписываемся в социальных сетях, созваниваемся. Такое нельзя забыть — когда на четверых делили сухарь и банку кильки в томате. Отдавали на время боевых заданий на пост теплые вещи. Вместе «дербанили» редкие посылки из дома... Мы как родственники — созваниваемся и если есть возможность увидеться — идем на вокзал, что бы на перроне 10 минут поговорить, до отправки поезда. Служили со мной ребята из Москвы, Рязани, Кирова, Воркуты, Астрахани, Нижнего Новгорода. Практическим вся Россия! И куда теперь ни приедешь, везде встретишь друга! Сослуживца с которым кашу из общего котелка хлебали. Мы же практически полгода под открытым небом находились. Спали в окопах и палатках. Было дело и землянки копали…

К слову, на ТВ я попал буквально из окопа… В сентябре 1995 года к нам на заставу прибыла делегация Кировской области, во главе с губернатором Василием Десятниковым. Привезли гуманитарную помощь: море тушенки и сгущенки и даже бревенчатые бани! В делегацию вошла и съемочная группа кировского телевидения. Журналист Андрей Купарев и оператор Владислав Услов. Храбрые люди. Не прятались. Ездили на броне с разведкой. Владислав Услов снял ночной бой — обстрел заставы. А утром пошли снимать видеоприветы родным от солдат. К самой жаре добрались и до моего поста рядом с КПП. Я как гранатометчик прикрывал КПП от прорыва бронетехники и обстрелов с транспортных средств. Мне предложили: передай привет родителям! Владислав Услов включил камеру и я передал! Я рассказал и о службе, и о наших целях по сохранению единства страны, в общем не привет получился, а выступление... Делегация уехала под звуки далекой канонады «градов». Мы остались нести службу — но стало заметно сытнее, конечно. Продуктов много привезли. А тем временем в Кирове по 5 каналу показали программу с моим «приветом» — родители были в шоке, мама побежала за валерьянкой на кухню...

Глубокой осенью закончилась наша командировка и мы прибыли в место дислокации в Кирово-Чепецк. Нас встретили чаепитием в доме культуры! Угостили пряниками — вятскими! И тут меня вызывает комбат и говорит: корреспондент просит тебя в увольнение отпустить, собирайся! А в увольнение Андрей Купарев меня «выпросил» для участия в программе, посвященной войне в Чечне. Так я попал на студию, поучаствовал в программе в прямом эфире. В настоящем прямом эфире! Это было потрясение! После эфира я познакомился с операторами, работавшими в студии и с режиссером программы Павлом Созиновым — моим земляком из Нововятска. На студии оказалась вакансия ассистента звукорежиссера. Я и попросился на эту работу. Вот почему я говорю про себя: на телевидение из окопа…

Благодаря статусу участника боевых действий я без конкурса поступил на Исторический факультет ВГПУ. В 2006 году в Москве получил диплом режиссера документального кино. Учился на курсе кинорежиссера Игоря Беляева в Институте повышения квалификации работников телевидения. Игорь Константинович в начале 2000-х сделал несколько пронзительных киноработ о чеченской войне. У них был замечательный тандем с фронтовым журналистом Александром Сладковым. С которым мне тоже довелось познакомиться на фестивале «Щит России» в Перми и даже принять участие в его программе.

Сейчас в моей работе, в моем творчестве, военная тема, военная история занимает ведущее место. Благодаря армии, я хорошо разбираюсь в оружии, знаю что такое свист пуль над головой и минометный обстрел, это помогает лучше понять героев своих программ. Армия сформировала не только мой характер, развила физически, но и определила дальнейшую судьбу. Никогда не мечтал работать на телевидении и если бы не служба в армии — я бы никогда не стал режиссером и автором программ по истории и краеведению Вятки. И своим детям я прививаю положительное отношение к армейской службе. Оба сына прошли допризывную подготовку в Военно-патриотическом клубе «Звезда».

В связи с наступающим 27 марта 5-летием Росгвардии и 210-летием войск правопорядка я хотел бы поздравить всех офицеров и бойцов Росгвардии с этой знаменательной датой! Я желаю всем мира и благополучия в стране и в семье. Желаю здоровья и крепости духа. Я горжусь службой во Внутренних войсках, получивших теперь такое звучное и славное имя — Росгвардия! И я благодарен судьбе за то, что могу считать и себя сопричастным такой большой и важной вехе в истории нашей Родины, как история войск правопорядка!

Алексей Фоминых. На телевидение из окопа Алексей Фоминых. На телевидение из окопа Алексей Фоминых. На телевидение из окопа
Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации
ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ